Книжный каталог

Западно-восточный диван-кровать

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В книге собрана проза Елены Толстой, известного иерусалимского филолога-слависта, автора книги Поэтика раздражения и др. Ее тексты, будь то рассказы о ленинградском детстве или квартирном вопросе в Иерусалиме, обращены к объективной словесной реальности - их можно назвать литературой факта . Объекты для своих деконструкций автор выбирает самые разнообразные: краеведческий сборник 1884 г., словарь псевдонимов, старая газета, сегодняшний листок объявлений - все становится поводом для веселой игры и увлекательного, пластичного и яркого повествования.

Характеристики

  • Вес
    310
  • Ширина упаковки
    140
  • Высота упаковки
    20
  • Глубина упаковки
    205
  • Тип обложки (Переплет)
    Твердый переплет
  • Количество страниц
    216
  • Формат издания
    84x108/32
  • Год выпуска
    2003
  • Автор на обложке
    Елена Толстая
  • ISBN
    5-86793-274-5
  • Язык издания
    Русский
  • Публикация
    Город Петров,Укроп, пиво, раки,Леонтий Бенуа,У меня табак,Я вижу прелесть той эпохи,Сестры,В московские особняки!,Мамина мама и мама,Да будет он и легкий и цветущий,Виконт Дображелон,С веселым другом Вар-Раваном,Ерусалим Лазаревич,Иерусалимский артишокинг,Кровавый выкуп ключа,Повести Белкинда, или Знакомьтесь - билуйцы,Под развесистым кидроном,Западно-восточный диван-кровать (Подражание поэту Ге),Новейший русский лексикограф,Свисток губы,Прощание с фритюрницей,Крымские советы,Куплю дорого, или Один в Одессе,Зубы искусств!,Зовные стенанья,Офорт меня,В глуши расцветший василек,У конца поясницы,Прогулка в корчах и судорогах,Не склонившие стан набок,Под темной вуалью,На ней треугольная шляпа,Ностальжы,Дубровский, или Путем дупла,Выть на Волгу
  • Издательство
    Новое литературное обозрение
  • Жанр
    Заголовок,Рассказ
  • Страницы
    5-8,9-13,14-20,21-30,31-37,38-41,42-46,47-53,54-58,59-67,68-73,74-98,99-108,109-115,116-119,120-125,126-131,132-137,138-149,150-158,159-167,168-176,177-183,184-188,189-192,193-197,198-200,201-207,208-211
  • Автор
    Елена Толстая

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Гете, Зигфрид Унзельд Гете. Западно-восточный диван. Зигфрид Унзельд. Гете и гинкго. Дерево и стихотворение Гете, Зигфрид Унзельд Гете. Западно-восточный диван. Зигфрид Унзельд. Гете и гинкго. Дерево и стихотворение 769 р. ozon.ru В магазин >>
ARTT Кровать-диван "Любимая Сказка" ARTT Кровать-диван "Любимая Сказка" 110990 р. thefurnish.ru В магазин >>
Диван-кровать «Мелодия», книжка Диван-кровать «Мелодия», книжка 12817 р. auchan.ru В магазин >>
Детская кровать ТД Арника 21 Диван-кровать Детская кровать ТД Арника 21 Диван-кровать 10935 р. pm.ru В магазин >>
DNV&KAN Диван-кровать "Kan" DNV&KAN Диван-кровать "Kan" 39490 р. thefurnish.ru В магазин >>
Кухонный уголок СМК Токио 047 Диван-Кровать 2ек-У-1 291 бежевый/венге Кухонный уголок СМК Токио 047 Диван-Кровать 2ек-У-1 291 бежевый/венге 22700.5 р. techport.ru В магазин >>
M-Style Диван-кровать "Majesty" M-Style Диван-кровать "Majesty" 159990 р. thefurnish.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Журнальный зал: Знамя, 2004 №9 - Артем Каратеев - Елена Толстая

Журнальный зал

толстый журнал как эстетический феномен

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosodia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия "Anthologia"
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты
Елена Толстая. Западно-восточный диван-кровать

Елена Толстая. Западно-восточный диван-кровать: Рассказы. — М.: Новое литературное обозрение, 2003.

Иерусалимский филолог-славист, чье имя известно по нашумевшей книге “Поэтика раздражения”, выпустила под одной обложкой ряд разнообразных и разнокалиберных текстов.

Тех, кто еще не прочел эту книгу, необходимо предупредить: никогда не верьте названиям и в особенности тому, как определяется жанр книги после двоеточия. А во-вторых, не надо, по старой читательской привычке, пролистывать книгу, будто в ожидании найти в ней что-то эдакое. Потому что, пролистывая, “эдакое” вы там обязательно найдете.

Бoльшую часть издания занимают филологические размышления на тему чистоты и правильности употребления русской речи, организованные в небольшие по объему едкие тексты. В аннотации они названы красивым словом деконструкции: “Объекты для своих деконструкций автор выбирает самые разнообразные: краеведческий сборник 1884 года, словарь псевдонимов, старая газета, сегодняшний листок объявлений — все становится поводом для веселой игры и увлекательного, пластичного и яркого повествования”.

Тут, конечно же, нужна цитата непосредственно из Елены Толстой, характеризующая метод и стиль: “…кидается тебе в глаза объявление: небольшое такое, с золотым обрезом, отсвечивает на петербургском скромном припеке: “На вас пришиваем крючки, пуговицы, хлястики и молнии”. Конечно, создан Адам тяп-ляп. Не подумавши создан. Но так сразу! Откорректировать Творение! Каков замах! Прометейство! Откровение в грозе и буре! Подумайте — вы приходите и говорите: “Молнию мне! Хочу молнию сюда и сюда! А во лбу пусть звезда горит. — Звезда? Но это уже будет дорого! — А как дорого?”

Собранные в книге тексты — не только средство для осмеяния языковой действительности, но и предмет осмеяния сам по себе. Что и спасает их от зачисления в ранг статей по филологии. В целом авторские комментарии оказываются еще несусветнее и забавнее, чем обыгрываемые цитаты.

Однако в вызываемом книгой гомерическом хохоте постепенно проступает некая неприятная нота — сродни гоголевскому: “Чему смеетесь? Над собой смеетесь!”. Действительно, над собой. Вот это как раз и напрягает — что смеемся над собой. А не будь Елены Толстой, кто бы обратил внимание, что “зубы искусств.” — это смешно? Мы как-то очень легко адаптируемся к бреду, очень быстро и вроде бы незаметно, и уже читая написанное или напечатанное — с легкостью дешифруем некий новый культурный код. А ведь раскрыть глаза пошире — нелепицы мешками грузить можно! Это еще что-то тонкая книжечка получилась у Елены Толстой! С подбором материала для дополненного издания — могу помочь (телефон — в редакции). Вот, например, из рекламы стоматологической клиники: “В новый век — с новыми зубами!”. Или: “Продам. Кв. 1 к. 30 м. 20 мин. автоб. от м. Новогиреево. Тихо, зелено, соловьи”.

От осознания собственной неполноценности спасает исторический подход — придирчивому разбору подвергнуты не только вещи современных авторов, но и литературные факты прошлого и позапрошлого веков.

Здесь бы и закончить… Но не все так просто! Потому что книгу — все-таки, как бы там ни было — читать нужно с начала!

Именно ее первую часть, озаглавленную “Город Петров”, стоит назвать настоящей литературой. “Город Петров” — это редкого изящества повесть о ленинградском послевоенном детстве, вызывающая, по месту действия, ассоциации с Андреем Белым и, по способу повествования, с Сашей Соколовым.

Маленькая героиня обитает в огромном доме среди лабиринта проходных дворов и с понедельника до субботы посещает ненавистную школу. Развод родителей, любовь и жалость к ним обоим и особенно к отцу — не приспособленному к жизни талантливому неудачнику.

Нечеткое чувствование своей инакости, переживание, что ты не как все. Мечтание о людях, живущих не с черного хода, а с парадного: “Черный лак и стекло парадных — кто там, за стеклом, кто эти люди? Наверно, особенные, чудные люди, которые не кричат на детей, дети их делают физзарядку под радио и переходят к водным процедурам и строят авиамодели, жены с гладкими прическами, в пиджаках с плечами, они директора заводов и непримиримы к недостаткам, а мужья гладкощекие блондины в сером габардине: на папиросы я не сетую, сам курю и вам советую; они от жен не уходят, у них пижамы и чай из подстаканников, как в поездах, — потому, что они пилоты”.

Девочка живет на грани мифа — как-то параллельно жизни тех плакатных пилотов, блондинов в сером габардине, жен с гладкими прическами и их розовощеких карапузов, которые, вырастая, и сами уже надевают “габардиновые синие пиджаки с ромбиками, нацеленными на светлое будущее”. Только в миф этот никак не попасть — “Коридор перегорожен шкапом, доверху забит фанерой. Коридор ведет в парадную часть квартиры. Там все мы жили, когда меня еще не было. А теперь там живет генерал; а мы здесь”. Провозглашаемое и действительное, думаемое и делаемое — создают в жизни ребенка двойственность и самоотчужденность, деля мир на официальный и домашний. “Вот идет я”, — думает героиня, проходя мимо зеркального окна.

Символика эпохи, традиционные вехи: Павлик Морозов, слияние школ для девочек и школ для мальчиков, смерть вождя, Тито, де Голль, Жерар Филип, Ив Монтан… В мире неофициальном — походы в Зоологический и дни, проведенные в Эрмитаже, где лица с полотен кажутся лицами родственников; бабушкины воспоминания о Серебряном веке и совместное сочинение стихов, игры с отцом в палиндромы и буриме (не здесь ли искать корни “деконструкций” и не отсюда ли тонкое чутье языка?).

Вторая часть “…Диван-кровати” с эмигрантским стоицизмом рассказывает о перипетиях существования на Земле обетованной — перипетиях, роднящих героиню с отцом девочки из “Города Петрова”. Она столь же неумело приспосабливается к жизни, ее обманывают прожженные аборигены, третируют соседи, давит (не хуже, чем в Москве или Питере) квартирный вопрос, и единственным спасательным кругом оказывается… язык. Да, именно русский язык — на котором она учит говорить дочь, несмотря на неодобрение знакомых, на котором говорит сама, вызывая кривотолки.

В этой, собственно, второй части книги и происходит постепенный переход от автобиографической повествовательности к обыгрыванию и комментированию текстов. Сперва это размышления над “Сборником статей и сведений о еврейских поселениях в Св. Земле”, изданным в конце позапрошлого века. Здесь пополам и смешного, и грустного — ситуация с первыми переселенцами из России чрезвычайно похожа на мытарства самой Елены Толстой, так что и смех тут не сказать чтоб веселый… Далее идет эссе о русскоязычной литературе Израиля “Под развесистым кедроном”. Здесь больше пафоса собственно критического, построенного на развенчании “особенности” этого корпуса текстов, указании на их формульность и использование стандартизированных словесных рядов. Эссе это — наименее выразительное в художественном плане описание: о чем и как пишут русскоязычные израильтяне — можно справиться и в специализированной литературе. С другой стороны, “Под развесистым кедроном” — занимает в книге место значимое и принципиальное. Дальше, от “…Кедрона”, с равным успехом, путь Толстой мог лежать как обратно к биографическому писанию, так и в литературоведение, и в деконструкторскую игру. Выбор варианта происходит как бы бессознательно и подсказывается логикой самого языка.

Третья часть, “Новейший русский лексикограф”, с которой мы и начали, выстроена уже сугубо в одном ключе… Видится за ней такой незамысловатый сюжет: автор обустраивается наконец в Св. Земле, благополучно решает неразрешимое в местной русскоязычной литературе и вот после того приезжает в город своего детства, где и бросается ей в глаза объявление про крючки, пуговицы, хлястики и молнии

В то время как в классических восточных диванах отказ от структуры — качество запрограммированное и при рукописном копировании предполагалась свободная перестановка частей, “…Диван-кровать” сильно бы пострадал от такого обращения. Ведь перед нами — генезис филолога: от событий личной жизни, от девочки, играющей в палиндромы, — к явлениям языка.

Елена Толстая рисует один из бесчисленных вариантов нашей жизни, глубоко личный и субъективный, ни в коем случае не претендующий на какую-либо типичность. И речь тут, скорее, не столько о деконструкции, сколько о рекомпозиции, предпринятой ради того, чтобы постичь, как была сконструирована и чем жила и живет исходная реальность.

В итоге получается исповедь филолога.

По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко

Журналы

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosodia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия "Anthologia"
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты

© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал"

Источник:

magazines.russ.ru

Западно-восточный диван-кровать

Западно-восточный диван-кровать

Узнать цену и наличие

Вы всегда можете уточнить на сайте продавца актуальную цену и наличие на товар "Западно-восточный диван-кровать"

Описание товара

В книге собрана проза Елены Толстой, известного иерусалимского филолога-слависта, автора книги "Поэтика раздражения"и др. Ее тексты, будь то рассказы о ленинградском детстве или квартирном вопросе в Иерусалиме, обращены к объективной "словесной"реальности - их можно назвать "литературой факта". Объекты для своих деконструкций автор выбирает самые разнообразные: краеведческий сборник 1884 г., словарь псевдонимов, старая газета, сегодняшний листок объявлений - все становится поводом для.. посмотреть полное описание о Западно-восточный диван-кровать

Характеристики Рекомендуем также следующие похожие товары на Западно-восточный диван-кровать To Love, Honour And Betray: He made love and now it''s war!

Another brilliantly funny new work from the Queen of the Quip; the author of the Sunday Times bestseller How to Kill Your Husband (and other handy household..

Crazy Love

Sometimes I feel like when I make decisions that are remotely biblical, people who call themselves Christians are the first to criticize and say I''m crazy.

Я и мой кот. Пушистые истории

Цитата "Самым необычным из подношений моего кота Бобо был маленький пучок гиацинтов, пронесенный через кошачье окошко в двери прямо наверх, в спальню.

Dieci Novelli

Вниманию читателей предлагается полный, неадаптированный текст десяти избранных новелл Луиджи Пиранделло. Издание рассчитано на лиц, владеющих основами..

Герой нашего времени / A Hero of Our Time

Издание посвящено 200-летнему юбилею М.Ю. Лермонтова и подготовлено в форме билингвы - с параллельным текстом на английском языке, что кардинальным образом..

Последняя республика. Почему Советский союз проиграл вторую мировую войну. Краткий русско-немецкий военный разговорник (комплект из 2 книг)

В комплект входят следующие книги: "Последняя республика" (твердый переплет, формат книги: 14,5 см х 21,5 см) и "Краткий русско-немецкий военный разговорник"..

Источник:

bookprose.ru

Западно-восточный диван-кровать: Рассказы Толстая, Елена

Западно-восточный диван-кровать: Рассказы

В книге собрана проза Елены Толстой, известного филолога-слависта, внучки Алексея Толстого, профессора Еврейского университета в Иерусалиме.

Все тексты, будь то рассказы о ленинградском детстве или квартирном вопросе в Иерусалиме, обращены к объективной "словесной" реальности - их можно назвать "литературой факта". Объекты для своих деконструкций автор выбирает самые разнообразные: краеведческий сборник 1884 г., словарь псевдонимов, старая газета, сегодняшний листок объявлений - все становится поводом для веселой игры и увлекательного, пластичного и яркого повествования.

Условия доставки и оплаты

Дополнительно: Доставка в Москве - бесплатно при встрече в пределах Филевской и Сокольнической линии. Отправка почтой - после 100%-ной безналичной предоплаты (на карту Сбербанка, Яндекс-кошелек, PayPal, перевод Золотая корона). Оплату на телефон не принимаю, прошу иметь это в виду, оформляя заказ!

Минимальная стоимость заказа - 50 рублей. При заказе нескольких книг просьба оформлять их одним общим заказом.

Источник:

www.libex.ru

Западно-восточный диван

Западно-восточный диван

Перу автора бессмертного «Фауста» принадлежит и другое известное поэтическое произведение — «Западно-восточный диван», сборник любовной лирики, стилизованной под классиков среднеазиатской литературы. В двадцатых годах XIX столетия этот шедевр Гете породил в европейской культуре целое ориентальное направление и вызвал многочисленные подражания. Давая своей книге столь оригинальное заглавие, великий немецкий романтик, разумеется, не имел в виду диван как мебель («диван» в переводе с фарси означает, прежде всего, «исписанные листы бумаги», «списки»; позднее так именовался высший коллегиальный орган власти в ряде исламских государств), однако поэт парадоксальным образом предсказал и для нашего героя, обыкновенного комнатного дивана, эклектичный стиль будущего.

Но сначала немного истории. В специальной литературе можно иногда встретить утверждение, будто диван появился в Европе лишь в XVII веке и форма его при этом была позаимствована оттуда же, откуда и название, — с мусульманского Востока. И все же не будем забывать, что древние римляне, имевшие обыкновение не только пировать, но и решать многие важные дела, лежа на застеленных покрывалами и заваленных подушками скамьях, так называемых клиниях, пользовались, по сути, теми же удобствами, что и арабские халифы, и персидские шахи, и османские султаны.

Статуя пирующего римлянина

А вот возникшую в абсолютистской Франции европейскую разновидность дивана правильнее называть канапе. Небольшое, снабженное мягкой спинкой и подлокотниками, стоящее на четырех, шести или восьми крепких ножках, оно напоминало расширенное кресло и предназначалось почти исключительно для сидения. Канапе имело мало общего с широким восточным ложем хотя бы по той простой причине, что знатной даме, одетой по тогдашней моде, вольготно растянуться на нем помешали бы корсет и платье на каркасе.

Но мода, как и погода, все время меняется, и уже при Наполеоне французские красавицы, сняв корсеты и каркасы, облачились в свободные античные туники и возлегли на кушетки (фр. couche — «ложе, постель»), во многом повторявшие форму древнеримских клиний. Одна из форм в духе той эпохи, рекамьерка, была полностью заимствована с рисунка, найденного при раскопках в Помпеях. Название свое она получила по имени держательницы модного литературно-политического салона мадам Рекамье, принимавшей, лежа на этой необычного вида кушетке, избранных гостей — представителей оппозиционной императору парижской элиты.

Жак-Луи Давид. Портрет мадам Рекамье, 1800

Париж, Париж. Не следует, однако, думать, будто Россия всегда плелась в хвосте у французской моды. Разумеется, кушетки и канапе распространились и здесь, но неоднократные Русско-турецкие и Русско-персидские войны, помимо всего прочего, способствовали тому, что после европоцентриста Петра I, выкорчевывателя «азиатчины», в правление Екатерины II при русском дворе вновь стало ощущаться восточное влияние. Дело не ограничилось строительством мечетеобразной бани в Царском Селе и державинской одой «Фелица», в которой ловкий стихотворец воспел Екатерину под именем киргиз-кайсацкой царевны. Фаворит императрицы Григорий Потемкин (его организаторскому таланту мы, потомки, во многом обязаны успехами русского оружия в столкновениях с турками) первым привез в столицу настоящий турецкий диван и таким образом, сам того не предполагая, породил в далеком будущем новый род войск — «диванные войска».

О том, как использовался этот диван, Екатерина вскоре проинформировала своего европейского корреспондента барона Гримма: «Месье Том (так императрица называла свою собачку) пока храпит позади меня на турецком канапе, о существовании которого французские собаки и не подозревают».

В XIX и XX веках герой наш в нескольких разновидностях получил постоянную прописку в интерьере жилища любой уважающей себя семьи. Хорошим тоном для человека интеллектуального склада считалось иметь кожаный диван в личном кабинете. На таком диване рождались (например, братья Л.Н.Толстого и почти все его дети) и умирали (А.С.Пушкин) властители дум и душители свободы, цари и революционеры.

Диван в кабинете Л.Н.Толстого в Ясной Поляне

Казалось бы, пары столетий должно вполне хватить для выработки двух-трех раз и навсегда неизменных форм, но все традиции опрокинул ХХ век с его отношением ко всякой вещи как арт-объекту. Взоры крупнейших художников обратились в том числе и на мебель. Тут уместно вспомнить новаторские кубические диваны в хромированном металлическом каркасе Ле Корбюзье, титана и пионера архитектурного модернизма и функционализма, и, конечно же, знаменитый алый диван Сальвадора Дали в виде губ скандальной американской поп-дивы 1930-х Мэй Уэст.

Искусство дизайна выпестовало и своих собственных гениев. Лили Райх, Людвиг Мис ван дер Роэ, Финн Юль, Флемминг Буск, Стефан Херцог — имена, которые стоит запомнить. Шедевр Райх и ван дер Роэ, легендарный диван из мебельного ансамбля Barselona, изначально спроектированного для испанского королевского дома, прочно занял место в кабинетах руководителей крупных компаний, стал визитной карточкой успеха, иконой стиля. Не менее широкую популярность снискали произведения мастеров «датской школы»: диваны Финна Юля, а в наши дни и его последователей Буска и Херцога, привлекают к себе внимание в интерьерах квартир и офисов по всему миру.

«Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись», — эти исторические слова впервые произнес 130 лет назад Редьярд Киплинг. Однако явленный в разнообразии форм и стилей и будучи одновременно и украшением любого помещения, и одним из наиболее функциональных в нем предметов меблировки, современный диван наглядно опровергает английского классика. Невольно предугаданный Гете, он олицетворяет собою совсем иной и куда более прогрессивный процесс — слияние и взаимообогащение культур Востока и Запада.

Пуф или, как его привыкли ласково называть в России, пуфик, – гость, прибывший в наш дом из глубокой древности. Родина его – благодатная Азия с ее извечной тягой к наслаждениям и утонченными предс.

«Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись», — эти исторические слова впервые произнес 130 лет назад Редьярд Киплинг. Однако явленный в разнообразии форм и стилей и будучи однов.

Где бы он ни появился, стол по праву занимает центральное место. Кухню легко представить без кресел, гостиную — без книжного шкафа, кабинет — без буфета. А вот без стола, согласитесь, трудно. Круг.

История комода началась с невзрачного деревянного ящика, куда древние жители берегов Нила складывали своей домашний скарб. Проникнув во дворец, а оттуда и в гробницу фараона, ларец получил первый .

Первые кресла известны нам по изображению на шумерской мозаике: царь и его гости пируют на невысоких церемониальных сиденьях с ножками в виде львиных лап. Мало кто кроме царя мог позволить себе та.

Выделение стула в особый разряд произошло тогда, когда по всему Средиземноморью распространился обычай принимать пищу лежа. В патриархальном обществе эта новая мода коснулась в основном мужчин; же.

Свет — это не только религия, это цивилизация. До тех пор пока человек не внес в пещеру ветку, загоревшуюся от попавшей в дерево молнии, он вел жалкую жизнь животного, охотясь днем, на ночь же заб.

Краткий очерк истории мебельного дизайна правильнее всего завершить чем-то большим и светлым. А что в нашем доме может быть светлее люстры? Сегодня мы расскажем о том, где и когда появились люстры.

Источник:

www.cosmorelax.ru

Диван в восточном стиле

Диван в восточном стиле

Восточное оформление интерьера при всем разнообразии направлений – это всегда теплое и уютное помещение. Здесь все подчинено комфорту, необходимости качественного отдыха, творчеству и, конечно, роскошному блаженству. Цветовая гамма предназначена для создания теплой атмосферы, в которой царит богатство. Хотя непосредственно диван в восточном стиле, как и другие предметы мебели, зависит от выбранного направления дизайна.

Диваны в восточном стиле: варианты дизайна

Абсолютно разными по виду и палитре будут предметы мебели в японском, марокканском, индийском или китайском стиле. Но у них всегда будут общие черты:

  • Высота мягкой мебели всегда незначительная: низкие диваны в восточном стиле удобны.
  • Во всех направлениях дизайна обивка будет достаточно насыщенной, так как здесь уместны различные орнаменты. Исключением, пожалуй, станет японский вариант, так как это самый скромный, но функциональный стиль.
  • Каркас и другие жесткие детали обычно изготавливаются из дерева. Используют только природный материал, который призван создать благоприятный микроклимат в помещении.
  • Если деревянные детали занимают достаточно много места, они украшаются резьбой и орнаментами в выбранном направлении дизайна.
  • Прямые и угловые диваны в восточном стиле всегда отличаются существенной шириной, чтобы здесь было удобно не только сидеть, но и лежать.
  • В обязательном порядке диван дополняют подушки в восточном стиле. Обычно их достаточно много, они украшены соответствующим орнаментом на обивке, могут быть расшиты золотом в китайском варианте дизайна или «огурцами» — в индийском.

Имеют все разновидности дизайна и свои особенности:

  • Японский диван будет достаточно жестким и, скорее всего, однотонным. Здесь не будет лишней роскоши или кричаще богатых деталей. В этом случае уместен модульный диван в восточном стиле для оптимальной эргономичности и функциональности.
  • Индийская модель чаще всего выполняется с массивными деревянными боковинами, изогнутыми в замысловатой форме.
  • Марокканский вариант – это изобилие красок, ажурных деталей и максимальный комфорт.
  • Китайский атрибут, как и индийский, ? это изобилие роскошных деталей, предпочтение красно-золотой гаммы.

Отдельное место в формировании общего стиля интерьера занимает покрывало на диван в восточном стиле. Этот аксессуар обычно отличается ярким орнаментом, плотностью, но и комфортной мягкостью.

Хотите ли вы создать интерьер сказочного дворца или же строгую и сдержанную японскую атмосферу, мягкая софа станет центром гостиной или комнаты отдыха. Диван в восточном стиле всегда располагает к расслаблению, полноценному отдыху и комфортному времяпрепровождению.

Источник:

servantoff.ru

Западно-восточный диван-кровать в городе Набережные Челны

В представленном каталоге вы можете найти Западно-восточный диван-кровать по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти прочие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка производится в любой населённый пункт России, например: Набережные Челны, Киров, Волгоград.