Книжный каталог

Визель Э. День

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Визель Э. День Визель Э. День 515 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Визель Э. Рассвет Визель Э. Рассвет 515 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Визель Э. Завещание убитого еврейского поэта Роман Визель Э. Завещание убитого еврейского поэта Роман 322 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Визель Э. Ночь Визель Э. Ночь 515 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Визель Э. Рассыпанные искры Визель Э. Рассыпанные искры 557 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Эмиль Штраус Моя дорогая Фанничка! Письма немецкого доктора Э. Штрауса супруге Ф. Визель из военного госпиталя в Зугдиди. Русско-турецкая война 1877-1878 Эмиль Штраус Моя дорогая Фанничка! Письма немецкого доктора Э. Штрауса супруге Ф. Визель из военного госпиталя в Зугдиди. Русско-турецкая война 1877-1878 249 р. ozon.ru В магазин >>
Визель Т. Нейропсихологическое блиц-обследование Визель Т. Нейропсихологическое блиц-обследование 69 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Ночь - Визель Эли - Страница 1

Визель Э. День
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 777
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 457 934

Перевод с французского и примечания Ольги Боровой.

Ко мне часто приходят иностранные журналисты. Я боюсь этих визитов: с одной стороны, мне очень хочется выложить всё, что я думаю; с другой страшно таким образом вооружить человека, чье отношение к Франции мне неизвестно. Поэтому во время таких встреч я всегда настороже.

В то утро израильтянин, который пришел брать интервью для одной тель-авивской газеты, сразу же вызвал у меня симпатию, которую мне не пришлось долго скрывать, так как наша беседа очень скоро приняла личный характер. Я вспомнил о временах немецкой оккупации. Не всегда самое сильное воздействие оказывают на нас те события, в которых мы непосредственно участвовали. Я сказал своему молодому посетителю, что самым страшным впечатлением тех мрачных лет остались для меня вагоны с еврейскими детьми на Аустерлицком вокзале. И однако, я сам их не видел: мне рассказала об этом жена, вся еще под впечатлением пережитого ужаса. В то время мы еще ничего не знали об изобретенных нацистами методах уничтожения. Да и кто мог бы такое вообразить! Но уже эти невинные агнцы, силой оторванные от своих матерей, превосходили всё, что прежде казалось нам возможным. Думаю, что в тот день я впервые прикоснулся к тайне зла, откровение которого, вероятно, отметило конец одной эпохи и начало другой. Мечта, которую западный человек создал в XVIII веке и восхождение которой - как ему казалось - он наблюдал в 1789 году, мечта, которая до 2 августа 1914 года укрепилась благодаря развитию знания и достижениям науки, окончательно развеялась для меня при мысли об этих вагонах, переполненных детьми. А ведь я и отдаленно не представлял себе, что им предстоит заполнить газовые камеры и крематории.

Вот что я рассказал этому журналисту, добавив со вздохом: "Как часто я думаю об этих детях!" - А он ответил: "Я был одним из них". Он был одним из них! Он видел, как его мать, любимая младшая сестренка и все родные, кроме отца, исчезли в печи, пожиравшей живых людей. Что касается отца, то мальчик вынужден был изо дня в день наблюдать его муки, агонию и затем смерть. И какую смерть! Обо всем этом рассказано в книге, поэтому я предоставляю читателям - которых, наверное, будет не меньше, чем у "Дневника Анны Франк", - самим узнать об этом, так же как и о чуде спасения самого мальчика.

Но вот что я утверждаю: это свидетельство, пришедшее к нам после многих других и описывающее ужас, о котором, казалось бы, мы и так уже всё знаем, это свидетельство, тем не менее, совершенно особое, неповторимое, уникальное. Участь евреев Сигета - городка в Трансильвании - их ослепление перед судьбой, которой еще можно было избежать, непостижимая пассивность, с которой они сами ей отдались, глухие к предупреждениям и мольбам очевидца; он сам едва спасся от уничтожения и рассказал им о том, что видел собственными глазами, а они не хотели верить и считали его безумным. Уже всего этого наверняка хватило бы, чтобы написать повесть, которая, я думаю, стояла бы особняком.

Однако эта необычная книга поразила меня другим. Ребенок, рассказывающий нам свою историю, принадлежал к избранным Бога. С момента пробуждения своего сознания он жил только для Бога, черпая пищу в Талмуде, мечтая приобщиться к каббале, посвятить себя Вечному. Случалось ли нам когда-нибудь задумываться о таком последствии ужаса, которое, хотя и менее заметно и не так бросается в глаза рядом с другими, но для нас, людей веры, есть самое худшее? Думали ли мы о смерти Бога в душе ребенка, который внезапно открыл для себя абсолютное зло?

Попробуем понять, что происходит в душе мальчика, когда он наблюдает, как в небо поднимаются клубы черного дыма из печи, куда скоро, вслед за тысячами других, будут брошены его мать и сестренка: "Никогда мне не забыть эту первую ночь в лагере, превратившую всю мою жизнь в одну долгую ночь, запечатанную семью печатями. Никогда мне не забыть этот дым. Никогда мне не забыть эти лица детей, чьи тела на моих глазах превращались в кольца дыма на фоне безмолвного неба. Никогда мне не забыть это пламя, навсегда испепелившее мою веру. Никогда мне не забыть эту ночную тишину, навсегда лишившую меня воли к жизни. Никогда мне не забыть эти мгновения, убившие моего Бога и мою душу; эти сны, ставшие жаркой пустыней. Никогда мне не забыть этого, даже если бы я был приговорен жить вечно, как Сам Бог. Никогда".

И тогда я понял, чем мне сразу же понравился молодой израильтянин: у него был взгляд Лазаря, уже воскрешенного из мертвых, но всё еще узника тех мрачных пределов, где он блуждал, спотыкаясь о поруганные трупы. Для него слова Ницше выражали почти физическую реальность: Бог умер; Бог любви, доброты и утешения, Бог Авраама, Исаака и Иакова на глазах этого ребенка навсегда растворился в дыму человеческого жертвоприношения, которого потребовала Раса - самый алчный из всех идолов. И сколько еще набожных евреев испытали смерть Бога в своей душе? В один страшный день - в один из многих страшных дней - мальчик присутствовал при том, как вешали (да, вешали!) другого ребенка, - как он пишет, с лицом печального ангела. - И вот кто-то позади простонал: "Где же Бог? Где Он? Да где же Он сейчас?". И голос внутри меня ответил: "Где Он? Да вот же Он - Его повесили на этой виселице!".

В последний день еврейского года мальчик присутствовал на торжественной молитве по случаю Рош га-Шана. Он слышит, как тысячи рабов восклицают в один голос: "Благословенно Имя Вечного!". Еще недавно он и сам склонился бы перед Богом - и с каким восторгом, с каким трепетом, с какой любовью! Но сегодня он продолжал стоять прямо. Человек, униженный и измученный до немыслимого предела, бросает вызов слепому и глухому Божеству: "В тот день я уже ни о чем не молил. Я больше не мог жаловаться. Напротив, я чувствовал себя очень сильным. Я был обвинителем, а Бог - обвиняемым. Мои глаза открылись, и я оказался одинок, чудовищно одинок в мире - без Бога и без человека. Без любви и милосердия. Я был всего лишь пеплом, но чувствовал себя сильнее, чем этот Всемогущий, к которому моя жизнь была привязана так давно. Я стоял посреди этого собрания молящихся, наблюдая за ними как посторонний".

Источник:

www.litmir.me

Визель, Эли

Визель, Эли

Румыния Румыния

Венгрия Венгрия

Франция Франция

Происхождением из приверженной религиозным традициям еврейской семьи, переживший в годы войны Холокост узник нацистских концлагерей Освенцим и Бухенвальд, он стал видным пропагандистом знания о Катастрофе европейского еврейства [3] .

В 1985 г. награждён Золотой медалью Конгресса США. Также он отмечен многими другими наградами за свою литературную, общественную и пропагандистскую деятельность [?] .

Содержание

Родился в городе Сигете в Северной Трансильвании (ныне Румыния) в религиозной еврейской семье, придерживавшейся традиций вижницкого хасидизма. Имел закарпатские корни: семья его отца, Шлойме Элиши Визеля, происходила из Хуста; семья матери, Сары (Суры) Фейг — из Бычкова [4] . Имел трёх сестёр — старшие Беатрис и Хильда и младшая Ципора. Получил традиционное еврейское религиозное образование. В семье говорили на идише, венгерском, немецком и румынском языках.

В 1940 году Сигет по решениям Второго Венского арбитража был присоединён к Венгрии и в мае 1944 года, под давлением нацистской Германии, все евреи города, включая Визеля с сестрами и их родителей, были депортированы в концентрационный лагерь Освенцим. Его татуированным номером был «A-7713». По прибытии Визель вместе с отцом был разлучён с матерью и сестрами. Сара и Ципора не выжили в заключении. Визель с отцом были отправлены в освенцимский трудовой лагерь Моновиц. Несмотря на то, что их часто переводили из одного сектора Освенцима в другой, Визелю удалось целых 8 месяцев продержаться рядом с отцом. Зимой 1944/1945 года по маршу смерти Эли и Шлойме были перегнаны из Освенцима в Бухенвальд, где всего за неделю до освобождения лагеря [5] в апреле 1945 [6] года Шлойме умер от истощения, болезней и побоев, нанесённых надзирателями и другими заключёнными, которые пытались отобрать его еду. В те годы религиозные верования Визеля поколебались, однако после он вернулся к ним с новой силой.

Визель попал в Париж, где в одном из приютов отыскал переживших депортацию Беатрис и Хильду. Позже обе эмигрировали в Северную Америку.

В 1948—1951 годах учился в Сорбонне, где изучал философию, литературу и психологию, и после начал работать журналистом. Год он провёл в Индии. В 1955 году переехал в США, где в 1963 году получил гражданство [5] . В 1969 году он женился на австрийке Марион Эрстер Роуз и у них родился названный в честь деда сын Шлойме Элиша Визель. Визели тогда поселились в Гринвиче.

Визель начал литературную карьеру на идише (многие годы сотрудничал с различными периодическими изданиями на этом языке), несколькими годами позже стал также публиковаться в периодических изданиях на иврите, затем перешёл главным образом на французский, а в последние годы на английский язык. Свою первую книгу «И мир молчал» на идише опубликовал в 1956 году в Аргентине [5] . Сокращённый и адаптированный вариант на французском языке вышел в 1958 году под названием «Ночь» (англ.) с вступительным словом Франсуа Мориака и сразу же принёс автору широкую известность. Книга была переведена на 18 языков.

В 1965 году совершил поездку по Советскому Союзу с целью получить достоверные сведения о положении евреев в СССР, во время которой встретился с тысячами представителей еврейской общины. Под впечатлением от увиденного и услышанного он написал вышедшую в свет годом позже книгу «Евреи молчания», в которой призвал международную общественность помогать евреям СССР, протестовать против политики советских властей [5] .

Визель преподавал в Йельском, Бостонском, Джорджтаунском университетах. В 1972—1976 гг. заслуженный профессор иудаики Сити-колледжа Нью-Йорка, с 1976 года заслуженный профессор гуманитарных наук Бостонского университета. В 1978-87 годах возглавлял Президентскую комиссию по Холокосту, которая учредила ежегодные дни поминовения жертв нацизма, планировала исследовательские программы и конференции [7] . В 1980—1986 годах председатель Американского мемориального совета по Холокосту. С 1988 года Посланец мира Организации Объединенных Наций [8] .

1 февраля 2007 года 22-летний отрицатель Холокоста Эрик Хант, представившись журналистом, избил и попытался похитить [9] Визеля во время «Конференции по проблемам ограничения насилия в мире» в Бостоне. Через несколько недель полиция Нью-Джерси арестовала Ханта, сбежавшего с места происшествия. Визель утверждает, что ранее он получал угрозы от отрицателей Холокоста [10] .

Стал инициатором начатой в июне 2010 года международной кампании в поддержку Михаила Ходорковского [11] .

В 2014 году премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу пытался убедить Эли Визеля баллотироваться на пост президента Израиля, однако тот отказался [12] .

Президент Гуманитарного фонда Эли Визеля, учреждённого им совместно с супругой вскоре после получения Нобелевской премии, борющегося с равнодушием, нетерпимостью и несправедливостью — в память о Холокосте [8] . В декабре 2008 года Фонд Эли Визеля официально заявил, что почти все его активы (около 15,2 миллионов долларов) пропали в результате мошеннических махинаций компании Бернарда Мэдоффа. Сам Визель также потерял значительную часть своих личных сбережений — в инвестиционной компании Мэдоффа [13] [14] [15] .

Жил в США [16] . В 1969 году женился на Марион Эстер Розе, тоже прошедшей концентрационные лагеря [17] . Она переводила его книги на английский. Есть сын, у супруги также есть дочь от первого брака.

Писал на идише, иврите, французском и английском языках. Автор более 40 книг. Многие его произведения посвящены Холокосту, еврейской культуре (автобиографический роман на идише «И мир молчал», 1956; «Рассвет», 1961; «День», 1961; «Песнь мёртвых», 1966; «Нищий из Иерусалима», 1968; «Спустя поколение», 1970; «Евангелие растерзанного еврейского поэта», 1980; «Сумерки», 1987).

Источник:

org-wikipediya.ru

Визель Эли - Ночь, скачать бесплатно книгу в формате fb2, doc, rtf, html, txt

Визель Эли - Ночь

«Ночь» — самая продаваемая и самая известная книга воспоминаний о Холокосте. Только в США, где живет писатель, к концу минувшего года было продано свыше шести миллионов ее экземпляров. Это история депортации 15-летнего Эли Визеля и его семьи осенью 1944 года из румынского городка Сигата в Освенцим. Это история о жизни и смерти в лагере. Это история страшного марша, в конце которого заболевает и умирает отец Визеля. И впрямь трудно не назвать «Ночь» книгой о потере веры, книгой о смерти Б-га, а может, и Его убийства.Визель рассказывает, что однажды кто-то даже написал исследование на тему гибели Б-га в его творчестве. Однако сам он настаивает, что вовсе не писал о смерти Б-га. — говорит писатель. — . Визель объясняет: , — добавляет он. По его словам, возможно, после Холокоста действительно было и уместно сказать:, — говорит Визель.

другие книги автора:

Отзывы читателей

За что, да за что же мне Его благословлять? Всё во мне протестовало. За то, что Он сжег во рвах тысячи детей? За то, что Он заставил работать шесть крематориев, днем и ночью, в праздники и в Субботу? За то, что Он, Всемогущий, создал Освенцим, Биркенау, Буну и еще множество фабрик смерти?".

В этой книге столько боли и столько любви. Но при этом эмоций очень мало, он просто рассказывает, он-очевидец. Это спокойная констатация фактов и от этого только страшнее. Гетто, потеря Бога, истребление евреев, истребление людей людьми же.

"Никогда не забуду то пламя, которое навсегда сожгло мою веру, никогда не забуду те моменты, когда навсегда убивали моего Б-га и мою душу".

Источник:

royallib.com

ИТДГК Гнозис

Визель Э. День.

И вот наступает день, когда судьба заставит его посмотреть в глаза друзьям и любимой, сказать себе и им правду.

Он ступил на мостовую, как в бой с катастрофой, постигшей всю его семью. Он начал борьбу с ненавистью и отчаянием за любовь и радость бытия, с самим собой — за день завтрашний. Мы будем читать эту книгу и учиться думать. Мы будем читать эту книгу и любить жизнь. Мы будем читать эту книгу и помнить ушедших поименно. — L’Obs

Из далекого 1961-го приходит к нам Эли Визель в День несчастного случая, который взорвет Вселенную, заставит всех снять маски, даже саму Судьбу, посмотреть в глаза друзьям и любимым, сказать себе и им правду. Эта завершающая часть трилогии — книга высшей марки! — Le Figaro

“День” Эли Визеля завораживает, держит в своей власти до конца, заставляет смеяться и плакать, негодовать и сострадать. Вы переворачиваете и переворачиваете страницы, сами того не замечая. Эта маленькая книга ощущается как большая сага, читать которую обязательно надо. — Bibliobs

Источник:

www.gnosisbooks.ru

Читать онлайн Легенды нашего времени автора Визель Эли - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Легенды нашего времени" автора Визель Эли - RuLit - Страница 1

Printed in Israel

Legends of our Time

Перевела P. Зернова Редактор С. Шенбрунн

ALL RIGHTS RESERVED

?? ??????? ?????? ??????-???? ?.?. 7422, ??????? ?????? ???? ?????:

?????? ???? ?????? ?????, ??????? ???? ????? ???? ????? ??????, ???-????

ЭЛИ ВИЗЕЛЬ — родился в 1928 году в Сигете, Ру-мыния. Пишет в основном по-французски. Получил еврейское религиозное образование. Юношей испытал ужасы концлагерей Освенцим, Биркенау и Бухенвальд. После Второй мировой войны несколько лет жил в Париже, где закончил Сорбонну, затем переехал в Нью-Йорк. Большинство произведений Э.Визеля свя-заны с темой Катастрофы европейского еврейства (”И мир молчал”, 1956; ”Рассвет”, 1961; ”День”, 1961; ”Спустя поколение”, 1970), воспринимаемой им как страшная и незабываемая мистерия. В 1972 году был опубликован сборник ”Литературные портреты вож-дей хасидизма и легенды о них”. В предлагаемую чита-телю книгу включены две повести — ”Легенды нашего времени” (1966) и ,, Иерусалимский нищий” (1968). Тема этих повестей — отношения между человеком и Богом; поиск новых ответов на извечные вопросы бытия.

Выписка из дорожного блокнота автора:

”Война окончена; где же радость? Во всеобщей взволнованной суматохе я ищу ее, но не нахожу. Вижу суровые лица, страдальческие взгляды. Люди, потрясенные пережитым, словно не знают, что им теперь делать. Недавнее прошлое поднялось на уровень легенды и Истории. Столько страхов, столько гнева накопилось перед взрывом; и вдруг - поворот колеса истории; все произошло слишком быстро, слишком внезапно. И победителям и побежденным еще понадобится время, чтобы перевести дух и понять смысл и значение происшедшего. Давид победил Голиафа и теперь спрашивает себя, как ему это удалось; этого не знает никто, а он сам меньше других. Это его удивление должно вызывать восхищение и надежду еще больше, чем его победа”.

. Эти строки написаны в июне 1967 года, в Святой Земле, когда люди вдали от домашних очагов хоронили своих погибших в бою товарищей. Почему я приехал? Чтобы принять участие в битве? Нет. Я никогда не был солдатом. Да и опасность была уже позади. Я принял решение приехать гораздо раньше. Точнее говоря, во время напряжения, предшествовавшего военным действиям.

Ибо, не смея признаться себе в этом, я ожидал катастрофы. У меня было меньше веры, чем у израильтян; я воспринимал все эти силы, открыто готовившиеся их уничтожить, гораздо более трагически, чем они. Они ни на кого не могли рассчитывать, защищая свое право на жизнь. Они были одиноки как когда-то

Что касается туманных обещаний и советов дружественных и нейтральных государств - мы знали, чего они стоят. Равнодушие одних, напыщенные разглагольствования других. Арабский лагерь усматривал в этом одобрение или безмолвное сообщничество. Вокруг слышалось: ”священная война”, "тотальная война”. На вопрос парижского журналиста, разрешит ли война еврейский вопрос в Палестине, Ахмед Шукейри, славившийся своей откровенностью, ответил не колеблясь: ”.После войны никакого еврейского вопроса не будет”.

Как и двадцать пять лет назад, Ватикан молчал. Мир молчал. Пусть евреи дадут себя избить; мы оплачем их потом. Это походило на кошмар. Израиль превратился в гетто. Пусть жители сопротивляются до последнего, а так называемые христианские, цивилизованные и прогрессивные нации, верные своим традициям, будут сохранять нейтралитет. А потом нам придется начать все сначала, хотя у нас не будет ни сил, ни желания это сделать. Вот почему молодые так рвались в Израиль. Не только из солидарности с жертвами, зажатыми в тиски, но и от отчаяния. Лучше погибнуть с последними защитниками, чем пережить крушение мечты.

Потом несчастье было отведено и превратилось в победу. Люди внезапно оказались в каком-то нереальном мире и перемещались там словно вне времени; им казалось, что они бредят. Никто не знал, какой сегодня день, месяц, век. То чудилось, что вернулось время библейских испытаний и побед: названия сражений звучали как-то знакомо. То казалось, что люди одним толчком выброшены вперед, в далекое, мессианское будущее.

— Вы в самом деле понимаете, по-настоящему понимаете, что произошло? - спросил я генерала Ицхака Рабина, бывшего начальника штаба армии Израиля и победителя в Шестидневной войне.

Источник:

www.rulit.me

Визель Э. День в городе Иркутск

В нашем интернет каталоге вы можете найти Визель Э. День по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара осуществляется в любой город РФ, например: Иркутск, Барнаул, Ульяновск.